Московский бренд NAMELESS — это новый этап в развитии рынка технологичной одежды в России. Бренд использует именитые высококачественные материалы и фурнитуру европейских производителей, но сам остается «без имени» («nameless» в переводе с английского «безымянный»).

О философии бренда, трудностях производства и планах на будущее рассказал создатель и идейный вдохновитель бренда Глеб.


Расскажи о себе

На первом курсе института я купил графический планшет. Я стал заниматься эскизами татуировок, делал оформление музыкальных альбомов. Меня затянула графическая среда. Я занимаюсь этим уже около 10 лет, даже хотел поступать в Университет дизайна в Чехии, подал документы, назначили встречу в консульстве в Москве (сам я из Уфы). Когда приехал в Москву, встречу отложили на неделю. И именно в это время я познакомился с процессом производства футболок.

Тогда 3 года назад я просто сошел с ума от того, насколько интересный был процесс производства. Мне безумно понравилось! Все эти вертушки, смешение красок, вытравка.

Какое-то время я проработал на производстве, но понял, что просто шить однообразные вещи – это не для меня. Я снова ушел на фриланс и занимался графическим дизайном.

Nameless The Second Line
Nameless / The Second Line

Но графический дизайн – это абсолютно другая вещь. Фантазия тебя никогда не ограничивает. Ты создал прикольный сайт — его смоделировали, ты нарисовал картину — ее напечатали. С созданием одежды не так. Ты нарисовал эскиз, пришел к конструктору, она тебе вечером звонит и говорит: «Приходи, надо обсудить». Ты приходишь и 4 часа вместе с конструктором обсуждаешь новый элемент.

Наверное, с этого все и началось, с эскизов. Это вечный поиск себя. Когда я рисовал, я делал только эскизы и видел, как по моим эскизам бьют татуировки, видел этих людей. Вроде классно, но нет такого ощущения, что сына родил. Почему-то именно с куртками, с продуктом, который ты трогаешь, есть физический контакт. В этот процесс ты вкладываешь реально больше сил и ты постоянно развиваешься.

«Нужно быть человеком осознанным. Осознанно говорить нет и осознанно делать выбор»

Делай то, что хочешь именно ты. Нужно это понять, и тогда ты сможешь реально делать то, что тебе нужно, то, что даст тебе радость. Потому что нет человека природного, мы все — продукт социума. Сегодня ты общаешься с фанатами Спартака и болеешь за Спартак и ненавидишь ЦСКА. Потом знакомишься с фанатами ЦСКА и видишь, что они такие же нормальные ребята. Получается, что в этой ситуации ты был зависим от этих, а теперь зависим еще и от тех. Ты потерялся, ты как мартышка в анекдоте. Нельзя быть мартышкой, нужно быть человеком осознанным. Осознанно говорить нет и осознанно делать выбор.

Как ты пришел к идее создания бренда?

Три года назад идея создания своего бренда только зарождалась. Я стал печатать футболки со своими принтами, друзьям нравилось, и первая партия футболок продалась за неделю. Тогда же были и кризисные моменты, на месяц я потерял зрение и именно в тот момент понял, что именно хочу от этой жизни.

Я позвонил нашему графическому дизайнеру Владимиру и сказал, что хочу делать техвир. У меня уже была разработана первая куртка – анорак, была даже куплена корейская ужасная мембрана. Но нужна была аудитория. Так родилась идея создания блога TECHUNTER. Мы первыми начали переводить и публиковать интервью с создателями техвир брендов. Например, интервью с Errolson Hugh из ACRONYM. Так мы начали вливаться в эту среду. Благодаря нашему блогу мы стали изучать техвир, понимать рынок.

Получается, нам сейчас около года. Паблик зародился в ноябре, полноценно шить мы начали в январе.

Расскажи о производстве и процессе создания моделей

За это время у нас образовалась небольшая команда. Всем этим людям я доверяю и очень ценю их работу.

Мой конструктор – Светлана. Я всегда прислушиваюсь к ее мнению. Я – архитектор, она – мой инженер. Я придумал здание, но я не знаю, как его построить. Инженер знает это лучше. Со Светланой мы обсуждаем мои идеи и придумываем будущую модель.

Chris W. from LA wearing Nameless Anorak
Chris W. from LA wearing Nameless Anorak

Первое, что мы разработали вместе – флисовая куртка и брюки. В начале работы были недопонимания, но когда вещь уже была сшита, у Светланы появилось понимание того, что именно я хочу. Она молодец, не просто делает лекала, но и изготавливает небольшой семпл, типа скетча. Мне такой подход очень нравится и я вижу, что ее интерес к этой работе растет.

Затем я показываю лекала технологу Марии. Это просто золотая женщина. Швея со стажем, просто швейный вархамер, и тоже безумно заинтересована в этой работе. Мы разбираем лекала, все состыковываем, она приступает к работе. В процессе шитья технолог может сказать, что есть лишние детали, есть моменты, которые стоит поменять. Это значит, что она работает не бездумно, она заинтересована сделать эту вещь. Она – не просто робот, который отшивает модель, она – продолжение рук Светланы (конструктора). То есть Светлана – руки моих мыслей, Мария – продолжение рук Светланы. Это такая человеческая многоножка. Это такой процесс. И пока мы держимся за руки, он будет двигаться.

Все мои куртки раньше шил один человек, сейчас их уже двое. Одна шьет, другая герметизирует. Потому что герметизация для неопытного человека – сложный процесс, можно испортить дорогостоящую мембрану. Например, кнопки я ставлю сам. Мы используем очень качественные и дорогие материалы и фурнитуру, поэтому процесс производства усложняется.

«Это дело всей моей жизни, очень личное»

Сейчас я впервые ловлю кайф. Весь этот процесс мне безумно нравится. Мало кто знает, что я занимаюсь куртками. Это дело всей моей жизни, очень личное. Конечно, есть много сложностей, но воспринимаю я их легко. Отступать уже некуда.

Что можешь сказать о рынке техвира?

У нас только зарождается рынок технологичной одежды. Когда его заполняет тем, что не технологично, у покупателя складывается впечатление, что техвир может быть дешевым. Это не так. К сожалению, получается, что ни покупатель не изучает вопрос, ни производитель не старается закупать качественные ткани, это очень дорого. Пока на рынке будет «техвир», который стоит 1000 рублей, покупатель будет думать, что Nameless – это очень дорого. Хотя мы на порядок дешевле зарубежных аналогов.

«Покупатель техвира – это умный покупатель, он растет, развивается, это не обязательно урбанвариор или технониндзя»

Российский рынок не готов к таким вещам. Возможно, столичный рынок да, но точно не регионы. Мы делаем достаточно нишевый продукт.

Мне кажется, мы придем к пониманию технологичной одежды, но это займет какое-то время.

A. Versh from Moscow/Kamchatka wearing Nameless Anorak
A. Versh from Moscow/Kamchatka wearing Nameless Anorak

С другой стороны рынок создает новую нишу. Покупатель техвира – это умный покупатель, он растет, развивается, это не обязательно урбанвариор или технониндзя. Например, бренд Garbstore, который специализируется на херитейдж тематике, делает классные пиджаки из швейцарской мембраны Schoeller. То есть ты можешь быть весь одет в херитейдж и при этом иметь пиджак из технологичного материала. Но, к сожалению, всем кажется, что техвир нужно делать с кучей карманов и маской Sub-Zero.

В этом есть небольшое веяние ACRONYM

Да, ACRONYM – это архетип техвира. Сейчас тяжело представить техвир без этого бренда, по сути у всех должно быть что-то от него.

Arc’Teryx Veliance — более классический. Многие не понимают, почему они должны платить 70 тысяч за плащ без карманов снаружи, они все внутри. Здесь ты платишь за использование высоких технологий при производстве: швы без ниток, проклеены, ультразвуковая спайка. Я это понимаю. Просто я сейчас практически не покупаю вещи, я ношу семплы и мне это нравится.

Ты нацелен на выход на международный рынок?

Наша первая куртка по предзаказу ушла в Лос-Анджелес.Потом была Италия, мы отправили наш анорак, ребята были очень довольны. Мы почти сразу вышли на международный уровень, потому что были откровенны, и люди заинтересовались нашей продукцией. Нужно понимать, что средний чек на техвир в Европе – 1000 евро.

«Мы почти сразу вышли на международный уровень, потому что были откровенны, и люди заинтересовались нашей продукцией»

У нас цена ниже в два раза. Для нас это будет прибыль, для Европы – доступные цены. Тем самым мы можем с гордостью заявить, что эти вещи сделаны в России. Сейчас наша задача – научиться создавать наш продукт, используя их материал. Тогда это будет совсем другая история.

Как ты можешь описать своего покупателя?

Это люди от 25 лет, которые уже не просят деньги у мамы на футболку. У таких людей уже должен сложиться взгляд на этот мир, кем они себя видят, чем хотят заниматься. Эти люди в той или иной степени связаны с творчеством.

«Мне нравится, что у нас маленькие тиражи, так мы становимся ближе к клиенту»

Такой человек должен быть гиком, иначе он просто не поймет весь смысл такой вещи. Она ему понравится, он будет рад, что не промок, но он не расскажет об этой вещи другому. Этого не достаточно. Человек должен испытать настоящую эмоцию, рассказать другому: «Ты знаешь, в Москве сидят четыре чувака, возят материал из Франции, Швейцарии, бегают по Москве со станками для пуговиц! Это так круто!» И это уже совсем другой разговор. Вещь не должна создавать впечатление, что ты купил себе что-то нужное или что-то повышающее твой статус. Статус повышают твои действия, твои поступки в глазах других.

Nameless / The Second Line
Nameless / The Second Line

Мне хочется видеть среди целевой аудитории взрослых людей. Не в плане того, что у них есть деньги, а в плане окрепшего сознания. Наши вещи прослужат им всю жизнь. Он приобретет куртку, останется доволен, я буду этому очень рад. Буду дальше завоевывать сердце другого покупателя.

Это должен быть и человек широких взглядов. Если это бизнесмен, то это не тот, кто зарабатывает деньги на всем подряд, но он еще интересуется, например, живописью, он может быть не занят творчеством, не в этом дело. Он должен просто еще чем-то интересоваться.

Таким людям всегда мало, не денег, а пищи для ума. И здесь он ее найдет. В разговоре со мной он ее найдет. В разговоре с Владимиром — графическим дизайнером — он ее найдет. И это опять создаст эмоцию.

«Вещь не должна создавать впечатление, что ты купил себе что-то нужное или что-то повышающее твой статус. Статус повышают твои действия, твои поступки в глазах других»

У меня есть покупатели, с которыми я встречаюсь в центре, мы садимся и пьем кофе, мы разговариваем. Мне нравится, что у нас маленькие тиражи, так мы становимся ближе к клиенту. Я не хочу быть масс-маркетом, я хочу говорить с клиентами, слышать их мнение. Любой бренд, любой продукт не должен заканчиваться продукцией, должен быть выход за рамки продукта.

Я не вижу смысла трястись над вещью, я бы не хотел, чтобы люди тряслись над моими вещами. Хотите поехать в нашей куртке на Камчатку – езжайте. Пробиваетесь вы через толпу людей в метро – пробивайтесь. Не бойтесь зацепов. В скором времени мы проработаем тему с ремонтом мембран, дабы вы могли без опаски двигаться в кипящем городе, а мы могли обеспечить вам качественное восстановление одежды после носки.

Расскажи о своих планах на будущее

К следующей осени мы надеемся порадовать всех новыми мембранами. Хотим сделать толстовки из очень качественного итальянского хлопка.

Есть идея сделать патч с USB, такая околохакерская тема. Сам патч разработал нам дизайнер из Праги, у нас вышла небольшая международная коллаборация. На флешке будут выпуски нашего журнала, видео и личное обращение к тем, кто сделал предзаказ.

Nameless / The Second Line
Nameless / The Second Line

Сейчас мы нацелены на качество. Мы открыто говорим, что мы делаем продукцию минимум на 5 лет. Да, мы делаем анорак версии 2.0, но это не значит, что первая куртка была хуже, просто она была другой.

«Мы открыто говорим, что мы делаем продукцию минимум на 5 лет»

Мы договорились с ArkAir о покупке и использовании их материала у нас, для нас они также разработают камуфляж. Остался вопрос о том, как это использовать: как коллаборацию с William Jarrett (главный дизайнер ArkAir) или просто как использование материала производства Arktis Ltd.

Скоро будет сделан новый качественный сайт. Так что следите за обновлениями.

Почему ты выбрал имя Nameless/Безымянный?

Мы долго думали над названием, уже стало рвать крышу. Решили, что лучше остаться без имени. И вдруг Володя (дизайнер) говорит: «Nameless» — Безымянный. Name – одно из первых слов, которое мы учим в школе, то есть оно на слуху. Nameless – заканчивается тоже легко, графически выглядит понятно и звучит.

Потом была история с логотипом. Я – фанат Aitor Throup, но мы не делали логотип, используя его рисунок. Просто однажды я слушал музыку и увидел обложку альбома – пловец, который падает вниз и группируется. Мы взяли его за основу, но перевернули, чтобы он возвышался. Получился человек в пространстве, человек в архитектурном пространстве, зависший, как знак восклицания. Человек – городской акцент.

Наша концепция – покупка не имени бренда, а его продукции, его качества. Мы используем именитые материалы, но сами остаемся без имени.


NAMELESS

 NAMELESS website

Instagram

Vkontakte

Facebook

TECHUNTER® techwear magazine